ЮДАНОВ АНДРЕЙ ЮРЬЕВИЧ

Р.М. Нуреев об учебнике Микроэкономика: практический подход (Managerial Economics)

Рустем НУРЕЕВ, руководитель департамента экономической теории Государственного университета «Высшая школа экономики», ординарный профессор, заведующий кафедрой институциональной экономики Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова:

- Трагедия (другого слова я не подберу) нашей замечательной экономической науки в том, что она любит ударяться из одной крайности в другую. Была идеологизированная марксистско-ленинская политическая экономия, которая, к сожалению, также была оторвана от жизни. Мне особенно горько об этом говорить, потому что я тридцать лет работал в Московском ордена Ленина и ордена Трудового Красного знамени университете им. М.В. Ломоносова, где был написан самый большой учебник по политэкономии социализма под редакцией Николая Александровича Цаголова. Учебник по-своему замечательный, выдержавший одиннадцать иностранных изданий, три отечественных издания. Причем отечественные издания выходили с большим трудом, потому что надо было получать разрешение в ЦК КПСС и т.д. Но он представлял из себя идеальную концепцию и был построен от общекоммунистических отношений к специфически социалистическим, а потом к тем, которые достались от предшествующих способов производства и т.д. Раньше обучение было построено по методу восхождения от абстрактного к конкретному. Поэтому конкретные проблемы реальной экономики студенты узнавали только на четвертом-пятом курсе. Однако и это происходило далеко не со всеми. Многие оставались в мире абстрактном.

Если мы откроем западные учебники, они все идут от реальных проблем реальной экономики к моделям. В нашей замечательной стране стали переводить эти учебники без добавления каких бы то ни было российских реалий. Я был одним из первых, кто пытался привести хотя бы российские задачи, примеры, тесты. Авторы замечательного учебника «Микроэкономика: практический подход» идут еще дальше. Они пытаются рассмотреть, когда и в каких ситуациях эти знания могут быть применены. Драма нашего высшего образования заключается в том, что мы слишком быстро ушли в математизацию. Пошли не от реальной действительности к модели, а от модели к действительности. Что получилось? Вводный курс микроэкономики оторван от жизни, там кругом американские реалии. В результате наш специалист знает, как организована какая-нибудь Нью-Йоркская фондовая биржа, но не знает, как организован ближайший оптовый рынок, который действует совсем по другим законам. Что происходит на втором этапе? На втором этапе изучают все то же самое, но только с большей математизацией. Я сдавал курсы по микроэкономике в Лондонском университете. Если во вводном курсе все это было в двухмерном пространстве, то в промежуточном - в n-мерном пространстве. Линейная алгебра очень интересна, а вывод и практическое применение точно такое же - никакого дополнительного синергетического эффекта от того, что мы перелопатили матричную алгебру, почти нет. Более того, сама современная наука очень оторвана от жизни. Некоторые начинают говорить о кризисе современной экономической науки. Поведение потребителя – аппарат кривой безразличия. Кривые безразличия – одинаковые уровни полезности. Берется всего два товара. До практического мира – дистанция огромного размера. Таких парадоксов много.

Почему, несмотря на свое очевидное несовершенство, эти учебники живут? Они очень удобные. Очень неудобно преподавать «скоропортящуюся» науку, например, экономическую статистику. Скажем, сейчас я читаю экономику развития и национальную экономику, и уже неудобно давать данные 1999 или 2000 года. Мы же живем в 2006! А очень удобно преподавать модели, которые не изменяются. Так, модель Курно была создана в 1838 году, можно выучить ее один раз и потом повторять. Это не лень преподавателей, это удобство. Старая наука economics довольно удобна в том смысле, что есть несколько принципов так называемого рационального поведения, и эти принципы разветвляются в целый набор моделей. Бесполезны они? Нет! На каком-то разумном уровне они нужны, потому что надо, скажем, соизмерять доходы и расходы, надо соотносить предельную выгоду и предельные издержки. Но в реальной жизни поведение людей богаче, оно соткано из нерациональных поступков. Но об этом ничего нет в современных учебниках по микро- и, отчасти, по макроэкономике. Так что дело, прежде всего, в удобстве изложения материала. Все альтернативные теории не столь систематизированы, они уязвимы. Учебник Юданова как раз пытается приблизиться к реальной действительности. Он не играет в математику ради математики, а использует ее там, где это необходимо для анализа реальной действительности и показывает, где эта замечательная наука применима.

- Тогда все должны схватиться за этот учебник и во всех вузах преподавать по этому учебнику…

Нет, там тысяча ограничений. Во-первых, есть математические отделения. Во-вторых, с позиций высокой науки учебник Юданова не такой продвинутый, он является учебником вводного уровня. По-английски это называется introductory. Он ориентирован на менеджеров – на людей, которые принимают решение, а основные интересные кейсы, примеры даны не с точки зрения потребителей. Для будущих менеджеров это замечательный учебник. Он поэтому так и называется – managerial economics. Это важный момент. Для многих он нужен. Мой учебник «Курс микроэкономики» является одним из самых читаемых, его тираж уже давно превысил 200 тысяч экз. и продолжается печататься. С одной стороны, там есть математика, с другой стороны, там есть какие-то приложения. Есть западный опыт, есть приложения применимые к России. Конечно, он тоже нуждается в совершенствовании. И учебник Юданова – тоже. Во-первых, там много авторов. Я думаю, что заведующая кафедрой, Н.Н. Думная, на которой работает А.Ю. Юданов, много сделали для издания учебника, тем не менее, когда авторов больше десятка, очень трудно достичь полного единства. Второе – они сделали большой учебник, надо было сделать его чуть-чуть потоньше. Когда студент видит два учебника, один толстый, а другой тонкий, он почему-то выбирает тонкий при прочих равных условиях. Третье – там надо было немного больше чувства юмора. Там есть хорошие примеры, но язык должен быть чуть-чуть живее, больше наглядных картинок. Я уже не говорю о том, что западные учебники вообще очень красочные.

Но, несмотря на все недостатки, которые есть в этом учебнике, я считаю практическую направленность курса экономики верной. Потому что чрезмерное увлечение голой математикой приводит к оторванности от жизни. Таких специалистов – крутых математиков – нужно немного. Постоянно сравнивают российских студентов и западных. Выясняется, что западные знают гораздо меньше, чем россияне. Но то немногое, что они знают, они умеют применять на практике. А у нас знают очень много, но выясняется, что это все применить на практике бывает очень сложно. Я всю жизнь учу английский язык, сейчас уже читаю лекции на английском, но когда у меня первый раз, когда я был еще школьником, у тогдашнего музея Владимира Ильича Ленина иностранец спросил, как пройти на Красную площадь, я сначала густо покраснел, потом побелел, и так ничего ему не сказал, хотя надо было сказать: «Go straight, turn on the left». Этим нужным словам нас не обучали. Так что практический учебник Юданова хороший, его ждет большое будущее, уже сейчас мне студенты хвалят его. Единственное, над кейсами надо поработать. Дизайн должен быть немного другой, рекламы нет. Этому нужно уделять внимание. Я бы на месте Финансовой академии, которая является не самым бедным учреждением, организовал бы семинар о том, как преподавать по этому учебнику, и, возможно, не один.